Паралллельная резиденция II. Итог

30.08.2019

В конце мая в рамках Года музыки Великобритании и России, в партнерстве с Институтом Музыкальных Инициатив и Отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве прошла Параллельная резиденция II при поддержке Moscow Music School. В течение 7 дней 15 участниц создавали музыку в разных групповых комбинациях, экспериментирую с формами, звуками, текстами. Также во время резиденции наши коллеги из британской инициативы Brighter Sound, Poppy Roberts и Lucy Scott провели с девушками воркшоп по написанию песен и продакшену.


 

Мы рады представить результаты этих коллабораций в виде 10 офигенных треков, которые можно послушать на всех платформах, благодаря Onerpm.

 

К каждому треку идут комментарии от участниц о том, как они их создавали.

Добавляйте релиз на Apple Music Яндекс.Музыка Google Play

 

Благодарим Pro.Audio за предоставление музыкального оборудования на время резиденции

 

 

Xenia At:

Алина — профессиональная виолончелистка, гастролирует по всему миру, участвует в интересных театральных проектах, Ира — суперзвезда Украины, была на «Голосе» и поёт сладчайший соул. Я пишу стенания под гусли про ГУЛаг и электронщину о своем детстве во Вьетнаме. Соединить вместе такой борщ поначалу казалось чем-то невозможным. Потом совместно придумали ритм, написали разных отрывков и кусочков, соединили уже в студии — и, вау, звучит отлично! Лирику нашли в гугле, я предложила любовно-городские стихи сергиевопосадской поэтессы.

 

Алина Ануфриенко:

Мне казалось, что мы пишем «простопесню», такую, тренировочную что-ли. Встал логичный вопрос про что петь будем. И тут Ксюша говорит «про Сергиев Посад, например» и вот в этот момент я почувствовала как всё изменилось.  И мы начали петь, записали виолончель, после каждого нового дубля мы визжали от радости. Я очень люблю эту песню.

 

Groza:

Моей целью на этой резиденции было выйти из своей соуловой зоны комфорта и написать что-то, используя новый подход. Плюс ещё и в темной коллаборации с другими девушками, которые пишут совершенно в других стилях. В этом треке мы скрестили все, что написала каждая из нас: мои биты с Ксюшиными, ее космические звуки и мою басовую линию, вишенкой стала виолончель Алины, а чёрным перцем-горошком, который ты внезапно раскусываешь и тебя обжигает — это моя фольклорная манера пения, как у бабушек вливаемы застолья. Короче говоря, мое альтер-эго бабушки Грозы вышло наружу именно в эти моменты. И это кайф!

 

 

 

 

Таня Zarya:

Этот трек у нас с девочками был второй по счёту. Я сказала, что у меня есть текст и мы может с ним  что-то сделать — они поддержали идею. Потом появился бас, который мы накрутили на Moog Grandmother, по ходу нащупывания звука появилась и мелодия баса. Дальше писали аккорды и мелодии, трек получился очень быстро. У меня были хорошие ощущения, особенно понравилось слышать свой голос рядом с голосом Даши, сочетание получилось красивое. Работа прошла легко, сам трек тоже получился лёгким и душевным.

 

AVRAMOVA!:

Широкие глаза мы сделали в последний момент, это второй трек команды) Хоть нам и нужно было сделать всего один. Вышла поп песня навзрыд, я даже плакала на самом деле. Потому что у Тани Зари очень трогательный голос и такой же трогательный текст. Потом мы поняли, что тут нужны живые ударные и после того как Таня запилила свою супер-драм партию ( напоминаю времени было пара часов на все про все ) песня окончательно разбудила во мне подростковый плач)) В треке нет ничего лишнего, там всего пара инструментов и наши с Таней голоса, полный минимализм, и это меня поразило. Всю дорогу в резиденции я офигевала от девчонок и просто кайфовала от их таланта, рада что на память у нас будут эти треки. сидишь такой, слушаешь, вспоминаешь и радуешься.

 

Таня Тафф:

Тут я придумала и записала барабанную партию на живой ударке с четвертого дубля, еее) Мне так нравится в этой песне сочетание голосов Танюши и Даши! И жирный аналоговый басец и синты тоже — просто кайф. Все просто и максимально эмоционально — трек сразу же цепляет за душу и заставляет подпевать на всю улицу!

 

 

 

Marika Kivi:

Обычно мои песни строятся от гармонии и слов, которые рождаются первыми, потом на них нанизывается аранжировка. Одной из моих целей было научиться новому подходу к созданию песен — как раз с этим треком это удалось. Мы за два дня сделали полностью инструментальную часть, не представляя до последнего, о чем будет песня, какое у неё настроение и посыл, будет ли вообще какой-то текст. После воркшопа с Поппи Робертс мы с большим интересом насинтезировали бас для трека на Moog Sub Phatty, да и вообще работали над каждым звуком — девочки оказались более подкованным в техническом плане, чем я, и многому научили. Вокал записали в последний день, и они придали песне совершенно новое настроение. В итоге трек получился максимально непохожим на сольное творчество каждой из нас, и это самое классное.

 

Таня Zarya:

Так как этот трек мы начали писать после воркшопа по синтезу звука, то сразу взялись за ручки синтезаторов и стали экспериментировать. Получив звучание, которое нам нравилось и засемплировав его, начали уже работать с этими дорожками. Группа гармонично работала и каждый добавлял по частичке, так и образовался полноценный трек. В целом было ощущение хорошей командной работы. Мы не придумывали концепцию трека, о чем он будет и как будет звучать, мы сразу делали по ходу работы убирая неподходящие частички и добавляя новые. Уложились во время и лично я была довольна получившимся результатом. У нас получилось сделать что-то совсем нетипичное, что звучало интересно, это был крутой опыт.

 

AVRAMOVA!: 

Границы родились в последние дни резиденции, и все уже начали уставать, но в то же время уже лучше знали друг друга) Трек родился ни с первого, ни со второго и даже не с третьего раза, мы прошлись по всем гаджетам и ништякам, которые нам предоставила Параллель (гитара, гармошка, аналоговые синты). Я поначалу решила отойти немного в сторону. В нашей команде все настолько разные , что мы очень долго не могли договориться. Но в итоге, в момент когда мы уже не надеялись создать что-то супер-крутое, Таня взяла и просто запилила супер сочный дроп, потом Марика села и записала свой вокал, обработав и раскидав его по треку, тут начался ритм и Вайб. Алинин потрясающий голос и текст, я обожаю такое) И время снова начало ускользать сквозь пальцы, ну я решила что пора как-то активнее включаться и свела трек, заканчивать пришлось уже в коридоре в капельках, это был последний день, последние минуты резиденции (пускаю слезу).))

 

Алина Ануфриенко:

Это был какой-то плотный поток в котором время как будто исчезло, к последним дням резиденции концентрация мощнейшей энергии так и прорывалась наружу. Я просто «настучала» что то вроде техновой бочки, провалившись в неё, в звук, в ритм, я совершенно не задумывалась что это ляжет в основу будущей песни. У нас была супер команда — Таня, Марика и Даша очень талантливые, открытые, они очень помогли мне переступить барьер неуверенности. Я сама не поняла как так все случилось что я написала текст и спела его...в песне Границы в итоге совершенно невозможно различить где из нас кто, без каждой из нас эта песня не появилась бы, а без девочек я бы не поборола множество своих страхов

 

 

 

AVRAMOVA!:

Мне повезло оказаться команде с Машей Молоковой — этот человек открыл мне столько нового и крутого в звуках! Маша принесла звукосниматель (самодельный) и мы начали записывать стол, тело и даже глотку; из глотки я намутила бочку и мне захотелось ещё! Я попела вдоволь, правада стеснялась прилюдно записывать, хотя обычно такого не бывает. Все самые классные хуки рождались спонтанно, на второй день мы как будто слышали друг друга без слов — словно эта песня уже была у всех в голове. Живая перкуссия и смелый текст — вот что я люблю!

 

Таня Zarya:

Трек дался нам нелегко, мы работали первый раз в группе, поэтому сначала приглядывались друг к другу, знакомились. До этого у меня не было подобного опыта, я очень старалась ко всем прислушиваться и честно говорить про свои мысли по поводу трека. Мне очень запомнилось ощущение, когда кто-то сидит, наигрывает что-то и у тебя возникает идея, все её подхватывают, у кого-то возникает еще одна идея и всё это превращается в творческий поток. Это офигенное чувство! Собственно в таком потоке мы и работали, наверное поэтому трек получился такой странный и прикольный.

 

Таня Тафф:

Самый запомнившийся мне момент на резиденции — это когда я набросила девочкам безумную идею слов «Господи, господь ты наш, кохинор, мой карандаш», и они внезапно согласились их заюзать)) Это было так неожиданно и приятно, кто бы знал) Вообще, это был мой первый трек на резиденции (как потом оказалось, из четырех), и я постаралась сразу же всячески внести свой вклад по максимуму — и в запись бонгов, и в идею слов, и в речитатив.

 

Маша Молокова:

Работа над треком получилась довольно экспериментальной. Нужно было лавировать между тем, что ты хорошо умеешь и всегда используешь и чем-то новым, что никогда не пробовал и можешь научиться. Было сложно найти единый ключ, но постепенно мы просто начали записывать все эксперименты с синтезаторами и микрофонами и сразу же их включали в общую песню. Получилась многослойная вещь с юмором, бессмыслицей, серьезными мотивами и свежими ритмами.

 

 

 

 

 

FKA Nika:

О, помню этот день! Одну тошнило, у другой болела голова, третья пыталась что-то судорожно свести из «того, что было», а четвертая дико опаздывала на наш девчачий митинг из-за срочных дел. И вот: Лиза FICUS сидит за столом, подперев щеку рукой и попивая латте, мы с Аней Severnee спорим, надо всё-таки или не надо выводить на передний план партию синта, а Надя Самодурова зачитывает в микрофон ASMR про то, что «вчера мне было плохо, но я точно знаю, что настанет день, когда станет чуточку лучше…». Солнце заливает комнату, и я думаю о том, что в общем-то, — несмотря на похмелье, недопитый латте, на который уже невозможно смотреть, непрекращающиеся дискуссии про «давай удалим эти барабаны к черту» или «а может еще одну вокальную партию запишем?», и совершенно не готовый трек — всё прекрасно.

 

Лиза FICUS:

Мне очень полюбился этот трек, у нас с девочками было похмелье после вечеринки, которую устроила нам резиденция, мы взяли латте, и вдруг поняли что это наш mood на сегодня.  Мы стали джемить, я ходила по аудитории и напевала «Я белая вода» и в этот момент Аня мне говорит: «блин, так это же хук нашего трека!» От этого и начали отталкиваться, я сделала драм партию на артурии, и у нас сразу появилось такое жесткое и мрачное настроение в треке и пришел другой текст, лишенный страданий и жалости.

 

Anna Severnee: 

Мне нравится этот трек и отрешенность, с которой он создавался. :) 

В первый день мы с Лизой FICUS сошлись на территории общей любви к холодному острому минималистичному мрачняку. Обнаружили психоделический характер композиции.

Второй день был совсем спонтанный, и кажется, какое-то время я провела в одиночестве, осваивая moogи и записывая хаотичные нойз текстуры в проект. Третий день призвал нас принимать срочные решения. Пришла Надя Самодурова, нашептала в мик что-то очень характеризующее все, что с нами происходило, и все сошлось. Получилась «Белая Вода». 

 

Надя Самодурова:

К сожалению, я только частично смогла поучаствовать в треке, потому что проводила фестиваль «Стороны», и приехала к девочкам в послефестивальном пустом внутреннем состоянии, но нужно было залететь в уходящий поезд и как-то сами собой родились строки про отчаяние, и конечно, нужно было срочно разбить посередине песню ломанным ритмом. Благодарна девочкам за то, что не отчаялись, и что получился очень глубокий на эмоциональном уровне трек.

 

 

 

 

Женя/Ляля Бабон:

Я первый раз в жизни взяла в руки гармонь, сыграла тему и перегрузила её эффектами. Говорят, что гармонь и дилей не сочетаются, но мы ничего об этом не знали. Трек был уже третьим для меня и писался в последний день, без каких-либо ожиданий — решили просто получать удовольствие, и будь что будет. Звук гармони сразу спровоцировал ассоциации с традиционным французским шансоном, и на песню идеально лёг супер-секси голос Тани Taff, читающей по-французски.

 

Таня Тафф: 

Женя/Ляля Бабон записала супер-пупер дилэйную гармошку, Аня накидала электронный биточек, потом мы пошли на студию, я начитала стих Поля Верлена «Осенняя песня» в оригинале, девочки записали вокал на бэк, и получилась прекрасная музыкальная минутка светлой меланхолии, под которую можно классно пореветь при удобном случае.

 

Аня Демидова:

У нас уже был записан «Подмосковный грайм», и оставалось совсем чуть-чуть времени. Но, гармонь, что находилась в классе не давала всем покоя и переходила из рук в руки. Наконец-то Женя разобралась с ней и записала медитативную партию, под которую Таня божественным голосом наговорила стихи Верлена. Я сделали биток и записала бэки, и мы много смеялись, что теперь в ванне при свечах будем слушать Танин голос. Вообще этот трек сложился за пару часов, и стал одним из моих самых любимых!

 

 

 

Яна Смирнова:

Мы пришли учиться новому и были открыты и бережны друг к другу. С одной стороны это прекрасно, а с другой, возможно, именно это помешало пожертвовать компромиссом и «бахнуть» как следует. И все жё, если бы можно было повторить — я бы ничего не поменяла, потому что сам процесс был очень крутой, мы узнали и полюбили друг друга и сделали за эти дни невероятно много. Мы нашли классные звуки на аналоговых синтах (тут во многом заслуга — Ани Демидовой), записали живые бонги и гитару в исполнении Ани Severnee, придумали несколько вокалов и между ними вставили инверсию моего голоса, нечаянно смоделированную в гараж-бэнде. Текст сочиняли коллективно и очень смешно. А потом Ника собрала цельный трек. Все эти три дня я приходила на резиденцию в сережках со знаком даров смерти из сувенирного магазина в Лондоне, на вокзале Кинг-Кросс. В последний день кто-то из девчонок спросил меня, откуда они взялись, и затем наша песня и наша коллаба обрели двойной смысл, потому что сережки внезапно выявили в нашей команде четырёх отчаянных поттероманок.  

 

Аня Демидова:

Самое сложное было начать, прошло примерно 15 минут как мы увидели друг друга первый раз в жизни. Но потом все стало цепляться одно за другое, работа была групповой, а я только успевала восхищаться талантами девчонок. Аня Севернее притащила огромный синт. Я взяла несколько гармонических аккордов и бас, а Яна сразу напела мелодию. Потом мы все вместе сделали бит. Дальше в ход пошла прекрасная гитара, живые тамтамы, и сочинение текстов для речитатива на коленке, а Ника чудным образом собрала это все и свела. Вообще оказалось, что самое ценное и важное — это сам процесс знакомства, притирки, сотворчества, поддержки и обмена идеями.

 

FKA Nika:

Уж не знаю как, но девчонки, в момент моего отсутствия (в это время, где-то в коридорах Moscow Music School я, сидя на полу с макбуком, склеивала мозаику из наигранных-напетых нами партий, сэмплов и биточков в поисках трека среди всего этого многообразия) придумали совершенно гениальное название группы — KRESTRAZH! Звучит круто, все ассоциации, отсылки и народная любовь на месте — крутое название в общем. Продолжая мэджик тему в треке докатились и до «Даров Нефти», собрав воедино все доброе, лучшее, вечное. Что хочу сказать: коллаб — пространство чудесных материализаций, внезапных находок и неожиданных озарений. Аня, Яна, и, конечно, Аня Severnee, с которой у нас было целых две коллаборации, — невероятные, вдохновляющие, смелые и талантливые музыкантки. Каждая из вас научила меня, как ни странно, доверию. Потому что коллаб — это прежде всего про доверие, что особенно важно, если ты контрол фрик, как я, и все делаешь самостоятельно (не надо так). Всем девочкам желаю максимально реализовать своей потенциал и всегда идти вперед!

 

Анна Severnee: 

Первый день  в резиденции в целом был похож на тестирование себя и друг друга. 

Поэтому мое внимание (возможно как других) было направлено сразу на все. Что вообще происходит? Что такое вся эта резиденция?:)  Мне кажется, трек «Дары Нефти» получился легким отражением общего состояния. Среди нашей команды собрались три совершенно разные энергии. Яна — первородные ритмы, голоса и пульсации; Анна — импрув и чутье; Ника — смелый индивидуалист, королева logic pro; ну  и я — какой-то околоанархист в этот раз.)) В этой коллаборации нам удалось почти каждое решение принимать вместе, поэтому трек получился странным, где-то не совсем логичным, но честным компромиссом.

 

 

Аня Демидова:

Ко второй группе все уже немного подрасслабились, подустали, заболели. В том числе и я. От кураторов было напутствие стараться осознанно не использовать свои сильные стороны, привычные инструменты, а попробовать себя в чём-то новом. Поэтому я отдалась на волю судьбы, поигралась с драммашиной, записав биток, и мы использовали мой хриплый больной голос для записи бэков. Так что ТОПЧИ из преисподней, это я. Вообще было много смеха, любви, времени, проведенного в студии и французские стихи в исполнении Тани, превратившиеся за два часа во второй трек.

 

Женя/Ляля Бабон:

Все было так: нас забросили в студии с толпой незнакомых людей и инструментов, и надо было что-то делать. Первые треки создавали все же какое-то напряжение и ожидание, а на вторых все разрешили себе экспериментировать и сразу схватились за что-то новое. Трек начался с того, что я взяла флейту и сыграла очень простой хук. Отметила между делом: «надо же, никогда раньше не играла на флейте. Только на кожаной» — так появилось неофициальное название нашей группы — «Оральная фиксация». Общее настроение подтянуло за собой и текст, который села и написала буквально за 20 минут, просто развив фразу «сегодня будет жёстко — опен-эйр Жуковский». 

 

Groza:

Я в шоке от скорости написания стихов у Ляли!! Как именно мы все это написали, я уже не помню. Очнулась только в тот момент, когда тараторила перед микрофоном в студии этот текст, дублируя Лялю:) 

 

Таня Тафф:

Ох, обожаю этот эпичный гимн подмосковной сабурбии! Женя/Ляля Бабон написала офигенный текст прямо на наших глазах, сочинила партии флейты и лид-гитары, Аня с Ирой забацали легендарную драм-партию, а неиллюзорно чувственное соло на гитаре нам подогнала Ксюша Кручински. Я предложила название «Подмосковный Грайм», и оно внезапно зашло. Мое фактурное вокальное участие в треке заключается в «йоу», «это подмосковный грайм, детка», «Жуковский, Капотня, Коломна, Долгопрудный» и «хорошего вечера». Это, кстати, был мой первый опыт записи вокала на профессиональной студии, между прочим, спасибо резиденции! :)

 

 

 

Marika Kivi:

Всё началось с того, что Женя (Ляля Бабон) сыграла на старом ямаховском синтезаторе мелодию, которую мы тут же окрестили «Бандитским Петербургом». А дальше мы нарисовали на доске схему будущей песни, выглядело это примерно так: «Бандитский Петербург ->Линч -> Мрачный рэп-> Госпел». Нам просто показалось, что так будет прикольно. Правда, после этого мы все задепрессовали и пытались выйти из творческого тупика разными способами: читали рандомные строчки из псалтыря задом наперёд и проигрывали их в реверсивном порядке, пошли по аудиториям смотреть, что делают другие группы и вдохновляться. На следующий день все пошло само, каждая из нас записала какой-либо инструмент, все вместе мы спели хоровую часть. Я записала бас и гитару, и это стало для меня выходом из зоны комфорта — я всегда боялась брать гитару в руки, в отличии от баса.

 

Женя/Ляля Бабон:

Одной из целей шоукейса было осветить все жанры и собрать максимально разных артисток, я была единственной кто делает рэпчик. Поэтому сразу решила, что во всех треках, где я участвую, обязательно должен присутствовать кусочек читки. В итоге я написала тексты ко всем трекам, и это получилось буквально за 20 минут, настолько мощный поток каждая песня генерила. По ходу написания этого трека у нас несколько раз менялось настроение и понимание, о чем он будет, поэтому получилась такая трехчастная эволюционирующая рапсодия. Помимо текста с читкой я записала фортепианные переходы и летящий бэк-вокал, и занималась сведением — так что все косяки валить на меня.

 

Лиза FICUS:

Мы с девочками сразу договорились принимать смелые решения, именно поэтому трек получился таким неоднородным. При прослушивании есть некое ощущение, будто тебе рассказывают историю, как в  фильмах. Моя роль в треке небольшая, я лишь напела грустную и тоскливую партию про одиночество, получилось достаточно поверхностно, но очень контрастно в сравнении со второй частью трека. Это был странный и интересный опыт работы с такими характерно разными стилями и жанрами. 

 

Надя Самодурова:

Забавно, что мы подошли к этому треку с доски, фломастера и продумывания структуры. Но главное было: «А давайте просто сойдем с ума и сделаем безумную оперу, наполненную самыми разными жанрами, в которой будет помешан Бандитский Петербург с Линчем?! Так и получилось, лично для меня, надеюсь это настроение улавливается.

 

 

  

 

Xenia At:

Здесь мы решили отойти от привычного написания треков за компьютерами и пошли на лестницу. Встали между разными этажами и начали топать, кричать, петь, издавать разные звуки — и записывать — в какой-то момент все это стало ощущаться как ритуал посвящения во что-то сакральное. У нас получилось достаточно много удачных лупов, из чего мы потом сделали минус и продолжили культивировать добрую бредятину. Я решила изобразить рэп, так как никогда в жизни им не занималась. Текст решили не придумывать — зачем, когда есть старая добрая кровавая Муха-цокотуха.

 

Яна Смирнова:

Пока мы с Ксюшей Ат подключали инструменты — за окнами Moscow Music School шли дорожные работы, мы открыли окно пошире и решили сделать из этого семпл. Запись получилась невнятная, и мы пошли на улицу — поближе к ремонту, но по дороге залипли на стук каблуков о ступеньки — он был какой-то совершенно киношный, звонкий и гипнотический. Лестница в здании — длинная, широкая, закрученная и с прекрасным эхо, уходящим под самый потолок. Просто идеальное пространство для джема! Инструментами служили: лестничные перила, ладони, каблуки, кафельный пол, стены, найденный на полу гвоздь, шейкер, казу и вокал. Каким-то чудом в разгар буйства к нам с Ксюшей присоединились еще несколько человек и Маша с рекордером. После джема мы продолжили записывать эхо в туннеле Арт-Плея и шорох керамзита в цветочных горшках у местных кафе. А потом никак не могли выбрать, что из этого войдет в трек. В итоге от джема остался биток и подложка из вокалов. Задача была пробовать то, чего мы до этого не делали. И мы честно над этим работали. Лучше всех это получилось у Маши — она никогда раньше не пела и ничего не начитывала, а здесь у нее была первая солирующая партия. К тому же именно Маша предложила для трека текст «Мухи-Цокотухи». В общем, в итоге Маша c Ксюшей читали реп, а я безнадежно пыталась придумать и сыграть побольше партий на новых инструментах (но все они оказались лишними, ха-ха). Зато в трек вошла моя скэт-импровизация.

 

Было много трудностей, и, наверное, мы бы ничего не смогли закончить без поддержки кураторов — Риты Меджович и Ксюши Кручински. Уже после резиденции мы несколько раз порывались «докрутить» трек, но проект в Аблетоне таинственным образом исчез. Впрочем, он мне нравится и в DIY-версии, тем более, благодаря Ксюшиной крутейшей сборке и стихам Корнея Ивановича, все это в итоге приобрело какой-то прекрасный дадаистский оттенок.

 

Маша Молокова:
После сочинения первого трека в одной комнате, захотелось выйти на улицу, поиграть, попеть и потанцевать. Мы вышли на лестничную площадку и отыграли «лестничный» концерт, используя перила и ступеньки. Мне кажется, мы взорвали пространство Артплея. Всю игру записали на рекордер и из кусочков составили главный ритм.
После этого хотелось совершить что-то такое, что всегда хотелось, но почему-то боялось. Таким выходом стала запись голоса. Мы сидели на столе и я спела Яне пару мотивов, постоянно повторяя что у меня «нет голоса».

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload

Читайте также:

Параллель 3 года

30.10.2019

SKYE x KAROLINA BNV

26.10.2019

1/15
Please reload