Вика Пестрова: «Мы никогда не терялись, чтобы искать себя»

15.05.2019

Вика Пестрова — новая яркая исполнительница поп-музыки с искренними текстами и необычным жизненном пути. Параллель поговорила с Викой о ее мечтах, как она решила писать песни и про ее дебютный EP  «Тревога».

 

В детстве я хотела быть певицей, не знаю почему. Хорошо помню мотив, ритм и слова первой песни. Она была написана в три года и посвящена всем членам семьи. Там разыгрывалась настоящая семейная драма, а исполняла я ее всегда в одной манере - наматывая круги по квартире на дикой скорости.

 

У меня был стрёмный опыт с учительницей вокала в музыкалке, первое что она мне сказала - понятно, оперной певицы из тебя не получится. Меня это как бы задело. Я хотела бросить музыкалку все время, которое там училась, и только когда закончила осознала, что это было круто и не зря. Спасибо маме.

 

В ранней юности я увлекалась тяжелой музыкой и мечтала быть фронтвумен с гроулинг вокалом. Примером для меня была Сандра Насич из Guano Apes. Надо сказать, что ничего  для исполнения этой своей мечты я не делала, потому что считала что в 17 лет учиться чему-то уже слишком поздно. Когда я думаю об этом сейчас в 27, мне, конечно, смешно.

 

Если не считать музыкалки, мои первые опыты публичного пения случились в  протестантской церкви, я пела там два с половиной года. Этот жанр музыки называется Worship. Есть какие-то международно признанные протестантские гимны, и они красивые, и мы их исполняли,  но в то же время, у нас было желание создавать новую музыку для богослужений самостоятельно. У нас был полный состав инструментов, несколько вокалистов, мы записывали альбомы,  ездили в какие-то туры по церквям. Это было здорово и это было второй ступенью моего музыкального становления.

 

Потом я решила, что нужно становится серьезной. Я всегда жила с ощущением, что однажды нужно будет из пути, где ты делаешь что хочешь, перейти на путь, где ты делаешь то, что принято. У меня было маркетинговое образование (МГИМО, Вышка) и я предполагала, что буду работать на престижной работе, зарабатывать деньги, которые нужны для взрослой жизни и все такое. Я не рассматривала музыку как вариант профессиональной деятельности.  Пошла работать в крупную корпорацию, которая делает чай, чистящие средства и кучу вещей, которыми мы пользуемся в жизни. Я отвечала за бренд шампуня от перхоти. И меня так тошнило от этого. В буквальном смысле, причем всегда вечером по понедельникам. Ну, то есть, такая супер классическая история, когда человек ненавидит свою работу, офис, будни и тд.

В марте 2017 я пошла на концерт Тома Оделла. Красивый парень, который сидит за роялем, поет о разбитом сердце и, конечно же, всем нравится. Живая музыка на меня всегда очень сильно действует. Когда я вижу исполнителя, когда я слышу как он играет, в этот момент выкристаллизовываются как будто мои мечты. И я поняла, что мне нужно попробовать.

 

Я не собиралась писать песни. Я никогда о себе не думала как о композиторе или сонграйтере, я о себе думала как о певице, но песни сами стали рождаться и я такая, ооо, интересно. В сентябре 2017 я случайно попала в школу Антона Маскелиаде, на курсы продюсирования и эта школа очень много мне дала. Я участвовала в конкурсах, сыграла несколько лайвов, получила свой первый (пусть и символический) гонорар за концерт в Петербурге, выпустила свой первый EP. У меня появились друзья-музыканты. Вся моя музыкальная тусовка с которой я сейчас на связи - все это случилось через школу.

 

Меня вдохновляет собственный хаос в голове. Не в том смысле, что мне нравится хаос, а в том, что музыка рождается из потребности с этим хаосом справиться. Музыка - это моя медитация, если можно так сказать. Это то, что меня заземляет. Нахожусь я в суматошно счастливом состоянии или суматошно депрессивном - без разницы, музыка — это то, что позволяет мне успокоиться.

 

 

Моей душе прекрасно в акустике, ей, может, ничего больше и не надо. У меня есть подозрение, что у каждого человека или у каждого музыканта есть свой главный инструмент, для меня это фортепиано. У меня дома нет акустического пианино, только миди-клава, но она не дает мне каких-то эмоций. Поэтому я стараюсь ходить на репбазу каждый день. Мне нужно соединиться с деревянным инструментом, для меня ничего с ним не сравнится. Надеюсь что  однажды он будет у меня дома. А может быть и не надо, потому что когда я хожу на репбазу, там еще совсем не ловит интернет и это меня отключает, это мой ритуал.

Прихожу я туда  чаще всего без идей, сажусь за инструмент, просто кладу руки на клавиши и смотрю что они взяли сами. Я понимаю, что мои руки - это часть меня и я стараюсь все делать максимально неосознанно. Просто положила и на что-то нажала. И начинаю играть сразу. И в этом пробую что-то найти, за что-то зацепиться, пытаюсь понять, что мне сегодня откроется.

 

Мы никогда не терялись, чтобы искать себя — так звучит единственная строчка первого трека в моем первом альбоме. Однажды в метро я встретила знакомого с бывшей работы и он меня спрашивает, мол, ты что сейчас, нигде не работаешь? Я говорю, нет. А он такой, аа, значит ты ищешь себя! Я отвечаю ему “да”, а внутри чувство такое. Что я, в общем, никогда и не терялась. Пришла домой и решила что сделаю трек с этими словами - мы никогда не терялись, чтобы найти себя. В этом нет какого-то супер сакрального смысла, под этой строчкой я имею ввиду лишь то, что если ты, человек, выбрал для себя какой-то нестандартный путь это не значит что ты потерялся. Это значит, что твоя жизнь просто пошла немного по другой дороге  и это окей.

 

Вообще, весь EP «Тревога» — это попытка разобраться с собой. С теми эмоциями, которые захлестывают тебя, когда ты вступаешь на этот путь. Ты боишься осуждения, боишься, что тебя не поймут, тебе страшно, что ничего не получится. Ты постоянно испытываешь чувство тревоги, которое не дает действовать. Я думала - выплесну все в песнях и все пройдет. Оказалось, так это не работает) Но я рада, что мне удалось высказаться через нечто большее, чем один трек. И была совершенно счастлива, когда начала получать отклики на альбом. Так круто, что музыка и тексты касаются людей и обретают новые смыслы. Это дает ощутить силу музыки.

 

Обложки моих синглов и моего первого EP  — это пленочные фотографии из моего личного архива без обработки, без всего. Началось все случайно с обложки “Целиком”. Там я в горах, в тумане, среди цветущих рододендронов  и все вокруг розовое - туман, цветы, волосы мои, все. Никаких фильтров, просто пленка глюкнула и все покрасилось в розовый цвет. Я когда увидела эту фотку, поняла что она про трек “Целиком”. Теперь я всегда ношу с собой плёнку, в надежде что сфоткаю что-то, что можно будет заюзать как обложку. Пока фоток сильно больше чем синглов)

 

У меня нет концепта, я что вижу о том  и пою, передаю какие-то оттеночки чувств через повседневный чай и троллейбус. Я не считаю это фишкой, это скорее жанр, в котором выступают многие. Если смотреть на артиста индустриально, высоко ценится когда у него есть какая-то фишка, отличительная черта, за счет которой он выделяется и все такое. Я была бы рада найти эту черту/фишку, но естественным путем это не происходит, а притягивать за уши не хочется. Чего-то вроде бы не хватает, но я не в поисках этого чего-то, которое может и должно быть, а может и не должно. Потому что, ну, кому я чего должна?)

 

Я занимаюсь музыкой в принципе всю жизнь, усиленно полтора года, но назвать себя артистом я решилась совсем недавно. Мне было дико неловко в начале пути делать это, но это необходимо. Принимать себя, при знакомстве говорить, что ты - начинающий артист.  Чем больше людей про это знает, тем больше какие-то штуки сами собой происходят. И мне кажется, что моя задача в этом всем - это как бы продолжать переть в этом направлении и общаться с твердой позицией кто есть я. И лучше укреплять ее чем пытаться закрыть все дырки.

 

У меня есть хороший маркетинговый бэкграунд, который должен мне говорить, как развивать свой бренд, но меня почему-то дико раздражает подмешивать собственные же знания в собственное творчество. Кому-то я могу давать советы, а сама сапожник без сапог, стандартная такая история. Хотя вести инстаграм я люблю, он мне по-глупому доставляет радость. Я супер свободна там, при этом я не могу сказать что это супер популярно. То есть, нельзя сказать что психологически комфортное для тебя самого ведение соцсети обязательно привлекает аудиторию.

 

Я довольно стеснительная, мне очень сложно раскрепощаться. Единственное через что мне легко раскрепощаться - это через свой же голос. Это может произойти просто в моей же комнате:  я что-то спела, взяла какую-то новую ноту, потом весь день не стесняюсь ничего и никого. Я не знаю как это до конца работает, ну, немножко знаю. Ты внутри себя раскрепощаешься, выливаешь это в песню, справляешься с каким-то  своим страхом, что у тебя не получится.

 

Я бы хотела спеть саундтрек к блокбастеру. Где какая-нибудь супер разрывная бомба разрывается и ты своим вокалом можешь выплеснуть весь шквал эмоций. Вылить всю мощь, которая есть внутри. Наверное это то, чего мне не хватает и однажды я надеюсь, это случится.  


Я хочу сделать полностью акустический альбом под фортепиано. Хочу съездить в тур. Хочу участвовать в летних фестивалях. Выступить в радио эфире. Отучиться в музыкальной магистратуре. Сделать социальный проект на стыке музыки и онкологических заболеваний, потому что я через это прошла и чувствую, что хочу этим поделиться и рассказать, что бывает все хорошо. Рассказать с помощью музыки, только пока не понимаю как. Это мои “музыкальные пунктики” на ближайшие несколько лет. Я записываю их в заметку в телефоне, периодически пролистываю и ставлю галочки тем что сбылись.

 

Интервью: Игорь Баркалов, Даниил Шерман, Анастасия Калюжная, Татьяна Ушенко, Евгений Фатеев
Wordshop music video, мастерская Андрея Мусина и Алёны Кукушкиной

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload

Читайте также:

Параллель 3 года

30.10.2019

SKYE x KAROLINA BNV

26.10.2019

1/15
Please reload