AIST: «Уязвимость — это путь к целостности, к пониманию себя».

22.01.2018

 

AIST — музыка волшебства, предвкушений, мечтаний, музыка для скитальцев и фантазеров, как признается сама AIST. Параллель поговорила с AIST о творчестве, физике и связи музыки и танцев. 

 

Расскажи о себе, кем ты хотела быть в детстве, какие у тебя есть воспоминания о детстве?

 

Я родилась в Днепропетровске. Самое яркое впечатление детства — Днепр: огромная масса воды, сильное течение. Я очень поэтому люблю воду. Мы жили в собственном доме, каждый вечер нужно было закрывать ставни, а когда холодно — топить печь. Меня пугала ночная темнота, я была очень впечатлительным ребенком и вот до сих пор ночью дома обязательно горит свет. После моего первого класса мы переехали, я училась в школе в закрытом городке Удомля рядом с Калининской атомной электростанцией в Тверской области, где была работа для родителей-физиков. У меня была мечта заниматься журналистикой, но в семье хотели, чтобы я получила «нормальную» профессию. Я участвовала в детских конкурсах по журналистике, но в 11 классе совсем перестала писать, — всё время заняла подготовка к поступлению в ВУЗ, то есть математика, математика и еще раз математика. В итоге, правда, был найден некий компромисс между моими наклонностями и желаниями родителей — я поступила в МИФИ, но на факультет международных отношений (в мире физики тоже нужны дипломаты). К писательству, оставленному в школе, однажды мечтаю вернуться — хочу написать научно-фантастический роман. Я выросла на Стругацких. Выдумывать миры так увлекательно.

 

Что дало обучение в МИФИ? Как это отразилось на твоем мироощущении?

 

В среде физиков есть много людей, которые через науку приходили к изучению философии или к глубокой религиозности. Я поняла — нет никаких законов, наш мир очень странный, он есть только сейчас. Объяснить, откуда я сюда пришла и куда пойду потом, практически невозможно. Физика дала ощущение свободы, неопределенности, понимание, что есть точка зрения на момент, и важно её внутри себя отслеживать.

 

Ты работаешь по профессии?

 

Да, но по другой. Я получила дополнительное образование — тренер по бальным танцам. Учу детей танцевать.

 

 

Когда у тебя лучше всего получается писать?

 

Лучше работается утром. Два раза так было: я просыпалась с уже готовой песней. «Страх высоты» одна из моих любимых песен, так и появилась. Я была в своём родном городе, проснулась и сразу потянулась к диктофону, чтобы всё записать. Нужно было сделать только аранжировку... Всё пришло из подсознания. Но в целом творчество где-то на грани сознательного и бессознательного. Я очень чуткая, мне приходится закрываться, так как на меня легко воздействовать. Поэтому я редко бываю в людных местах. Со временем пришло понимание собственной энергетической безопасности. Я уязвима.

А просыпаться люблю самым ранним утром. Когда ночь ещё не ушла до конца, и самые первые собачники и дворники ещё не проснулись. Люблю в это время смотреть в окно на пустой двор - в этом пограничном состоянии для меня что-то есть.


Музыканту в карьере такая уязвимость сильно мешает?

 

Наоборот, это круто. В юности я пела в альтернативной группе, потом был трип-хоп, лаундж, теперь я пришла к тому, что есть я, и всё. То есть уязвимость — это путь к целостности, к пониманию себя.   

 

Почему ты назвала альбом «Феникс»?

 

Феникс — сильный образ. Он близок каждому человеку, который совершал в жизни переходы из одного состояния в другое. У меня сейчас такой период. Альбом назван по одной из песен с альбома, моей любимой. Слово «Феникс», когда я её писала, пришло вместе с мелодией. Пришло случайно. Но потом я его прочувствовала и поняла, что оно совсем не случайно. Захотелось посвятить альбом всем людям, которые в состоянии перехода, и чтобы они понимали, что ничто не вечно, и всё привычное сиюминутно и мимолетно, переход произойдет очень быстро, не успеешь заметить — оп, и ты уже летишь!

ТЫ, Я, ДОЖДЬ

«Тысячи лиц твоих выучить позволь, мы, выбирая, так рискуем»

Тягучая, бликующая, неверная, обманчиво-податливая атмосфера, все тембры мягкие, насыщенные, с длящимся звуком и долгой наслаивающейся, расслаивающейся реверберацией. Кружащийся, повторяющийся мотив.

 

Как происходила съемка твоего дебютного клипа «Любимая музыка»?

 

Мне очень повезло. Я как раз сделала альбом, и в Москву приехала на несколько дней моя подруга из Австрии. Она режиссёр. Мы с ней сидели в кафе, обсуждали планы, она сказала, что хочет снять клип с красной тканью и танцующими людьми. Я спросила, может ли она сделать это через два дня. Я позвала своих друзей-танцоров, мы с ними придумали композицию, которая показывает любовь, утро, счастье и как может быть хорошо вдвоём.  Съёмка заняла часа три.  Клипом я довольна. Я воспринимаю его как что-то очень крутое, хоть и сделанное очень быстро. Была идея, что мы доснимем ещё кадры со мной, на природе, но в итоге оставили только историю с танцорами. Вообще я люблю сниматься сама. Прошлым летом мы за полчаса сделали видео на песню «Весы». Оно популярнее, чем «Любимая музыка», может, именно потому, что я там была в кадре.  Наверное, интереснее смотреть, когда в кадре есть автор.

 

 

Какой у тебя любимый клип?

 

У меня не было МТV в детстве, я очень мало что смотрела. Но из того, что запомнилось: Nelly Furtado — All Good Things, там всё очень сказочное. Ещё Crazy Town — Butterfly.

 

 СТРАХ ВЫСОТЫ
«сейчас так темно и тонуще, я слышу, зовешь ты»

Начало: ритм-секция, все тембры, что необычно, довольно жёсткие и мрачные. Тембры включаются постепенно, однако, даже пугающе-мрачные, они красочны, разнообразны.

Большой контраст между очень неплотным звучанием в куплете, с минимальным количеством долгих, тающих, очень далеких друг от друга по диапазону звуков, образующих застывшее, пустынное, гулкое темное пространство. Пространство с едва прочерченными линиями ритм-секции, скорее отзвуками, чем звуками, усиливающими ощущение бесплотности, подвешенности. И очень яркий, плотный, многослойный по звучанию припев с активным движением.

В outro голос неожиданно включается в общее звучание, расслаивается, превращаясь в хор отзвуков-отражений-наслоений.

 

Как ты считаешь, режиссёру с тобой легко работать?

 

Режиссёрам со мной очень просто — я за любое движение. Все разные, и в этом — основа творческой жизни. Настолько верю, что каждый человек в любой песне видит своё, что даже фильмы не смотрю, если книгу прочитала. У каждого ведь свой видеоряд.

 

Каковы составляющие классного клипа?

 

Важно постоянное изменение. Недавно я захотела снять клип на песню «Северно». Чтобы снег, капля за каплей, превращался из белого в чёрный. А ещё мне нравится, когда всё снято одним кадром. Мне не интересно смотреть на человека, который поёт и всё. Изменение пространства, эмоционального состояния, развитие истории. А статика — это смерть.

 

Ты преподаёшь танцы, сделала танцевальный клип. Что для тебя танец?

 

Танец — это всё! Когда я и придумываю, и записываю песни, я постоянно танцую. Не могу быть статичной. Я танцор, и для меня танец — форма взаимодействия между людьми. Взять за руку и повести куда-то... Танец может быть путешествием, но чаще он — состояние, чистая эмоция, связанная с музыкой.

 

 

Как ты себя чувствуешь на сцене?

 

Проще всего делиться эмоциями, быть внутри музыки, точно передавать заложенные в ней образы. Сложнее всего физически в этот момент петь. У меня есть очень личные песни, если я в них ухожу, рождается сильное переживание, начинает дрожать голос. Это не обязательно грустная песня. Только на сцене можно такие эмоции испытать. Самостоятельно меня так не захлестывает. Мне нравится пребывать в моменте и делиться этим со зрителем.

 

На чем ты концентрируешься во время выступления?

 

На том, чтобы быть в песне, не концентрироваться. Ну и, конечно, на зале: глазах зрителей. У меня был один концерт, где пара танцевала медленный танец. Это было безумно приятно.

А вот после концерта я даже разговаривать не могу нормально и есть не могу. Прихожу в себя только на следующее утро. Возможно, чем больше я буду выступать, тем лучше буду понимать, как сопрягать физическое и эмоциональное. Сейчас у меня всё немного по отдельности: отдельно эмоции, отдельно тело. Нужно больше выступать. И чтобы была поддержка музыкантов.

 

Расскажи о проекте «АIST»?

 

Я люблю контрасты, границы: чёрное — белое, мужское — женское, день — ночь. Я не создавала проект, чтобы понравиться публике. За ним не стоит бизнес-план.

Я шла изнутри, от своей натуры, своего понимания, кто я, попытки быть собой в музыке. Для меня важно транслировать такие понятия, как мягкость, сила, гармония с собой, гармония с внешним миром, текучесть, природа. Я хотела писать музыку, которая покажет максимально точно, что такое быть женщиной сейчас, такой, которая хочет понять немножко больше. Понять хоть немного и дальше пойти. Идеология такова: максимальное погружение в момент, пребывание в нём, согласие с собственной природой. Я хотела, чтобы это было мощное звучание, но нежное, женственное.

 

Интервью подготовили

Алексей Иванов, Екатерина Королева, Николай Кириллов, Мария Русанова, МаринаТолстоброва    

 

Материал создан совместно с мастерской Wordshop Music Video, кураторы Андрей Мусин и Алёна Кукушкина

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload

Читайте также:

Параллель 3 года

30.10.2019

SKYE x KAROLINA BNV

26.10.2019

1/15
Please reload