Oh Annie: «Странное — это комплимент»

27.11.2017

 

Базовые составляющие музыки Oh Annie — мягкий голос, мягкие мелодии, приятные — не ломаные, не напрягающие. В общем звучании есть ретро-нотки, не буквальные, не подражание. Ее кавера — более мягкие, в них много нежности. B ее собственных треках, как и в каверах, присутствует неторопливость, задумчивость, неспешность; не эпичность, но явно нечто большее, чем просто медленные песни.

Мы расспросили «Oh Annie» о дебютном EP «Lullaby» и плавном движении дальше.

 

Музыку Oh Annie можно послушать здесь, а следить за новостями здесь.

Пожалуйста, расскажи немного о твоем дебютном альбоме. Можно ли сказать, что написание альбома — это целое странствие?

 

Я не так давно начала писать песни, которые мне нравятся. До поступления в музыкальное училище я писала песенки простые и невзрачные. Мне они не особо нравились. И когда я начала знакомиться с музыкантами и просто с людьми, которые интересуются музыкой, я стала учиться, стала больше слушать. Я каждый день слушаю огромное количество музыки. И все это привело к тому, что мои песни поменялись, они обрели уже некую форму меня. И я решила, что это не очень-то честно, если песня получается хорошая,слышу её только я или моя мама. Нужно песни выпускать в свет, дарить им жизнь. Если получается что-то важное, то нужно этим делиться с людьми. Наверное, первая песня, которую я считаю хорошей, — это песня «Third Eye». Я написала ее в Новый год, а летом уже начала писать альбом. (Все это благодаря моим хорошим друзьям — группе «Palma Plaza». Они писали в это время свой альбом и помогли, привели меня на студию.)

 

EP «Lullaby» я записала вместе со знакомыми и друзьями из моего училища. Но продолжалось это долго. Мы записывали  и переделывали. Очень долго делали сведение и мастеринг. Но ничего, хороший старт, — я, по крайней мере, знаю, какие у меня есть ошибки, и что нужно дальше делать. Год ушел на то, чтобы записать всего лишь три песни! Но параллельно с этим я писала еще песни, которые будут дальше выпускаться. И этим летом мы сняли клип на песню «Lullaby», который недавно вышел в свет. 

 

Твои песни – это целая атмосферная вселенная. Скажи, что ты хочешь передать с их помощью? Какой мир создать?

 

Борис Гребенщиков сказал как-то: когда ты выпускаешь песню, она уже не твоя, она принадлежит тому, кто ее услышал. Например, «Lullaby» я написала для своего будущего ребенка. Я всегда любила колыбельные, и я думаю, вот, у меня будет ребеночек, я буду ему петь колыбельную, как прекрасно! А недавно мой знакомый её услышал — и сказал: «А я думал, ты поешь своему молодому человеку, приглашаешь его в постель, в царство волшебных снов...», — я думаю: надо же! вот оно как! вот как по-разному все воспринимают…

Я очень люблю 1960-е. Наверное, если бы была машина времени, я бы хотела пожить в Англии 60-х подростком (ну, или девушкой лет 20-ти). И на меня большое влияние оказали группы 1960-х, а это в том числе психоделика. Наверное, я стремилась в звучании к чему-то психоделичному, странному… Для меня слово «странное» — это комплимент, я люблю что-то такое, от чего ты скажешь: о-о-о! что это такое?!, как-то странно это звучит, интересно!

 

«Она как профессиональный музыкант очень хорошо слышит, и, видимо, хорошо знает, чего хочет — все очень сбалансированно, выстроено в плане баланса голосов, инструментальной ткани — ничего не выпирает, все в достаточной степени прослушивается. В этой гармонии есть плюсы — в редкости такого гармоничного мира, такой цельной музыки, от этого она кажется очень хрупкой.»

Твой альбом полностью на английском. Тебе ближе мелодичность английского языка? или хотелось бы выпустить трек или альбом на русском?

 

Русский — очень сложный язык для написания песен и по фонетике, и по рифме. Есть какие-то фразы на русском, которые я хотела бы использовать в песне, потому что на английском они не будут звучать. Например, «серебряный звон» — красиво, а на английском будет по-другому звучать и другое значение иметь. Когда я пишу песню, то я сначала играю и напеваю непонятные слова, выдуманные на ходу, и они ближе к английскому. Мне нравится писать на английском. Я учила этот язык с первого класса как многие, но я его совершенствую.  Иногда чувствую, что мне не хватает словарного запаса, чтобы воплотить мысль. Но на мой альбом слов хватило.

Ты бы хотела с кем-то выступить, сделать коллаборацию?

 

Я мечтаю спеть дуэтом с мужчиной! потому что я подпевала своим любимым музыкантам и думала — как круто мой голос звучит с Маком ДеМарко или с Полом Маккартни. А из тех, кто поближе… Я открытая всегда, для любых сотрудничеств. Главное, чтобы мне это нравилось, потому что я не люблю делать что-то неискренне. Я всегда открыта для коллабораций, фитов с музыкантами. У меня уже были предложения от русских групп «Super Сollection Orchestra», «Lovejoy, 1973». Есть замечательная группа «Ruby Goon», с лидером которой мы записали совместный трек. Я всегда «за!», я люблю дружить.

 

Что является самым сложным в твоей работе?

 

Сейчас я собрала коллектив. Для меня важно, что «Oh Annie» — не исполнительница, не одна девушка, а группа. И я поняла, что сложно работать в коллективе, сложно со всеми найти контакт, и быть чем-то единым, не спорить, приходить к одному мнению. Теперь сложнее писать песни. Раньше я писала одна, приносила и говорила «вот, нужно так сделать». А сейчас мы пишем вместе, и это получаются совершенно другие песни. В группе все — профессиональные музыканты, слушают другую музыку, росли в другом окружении, у них другое восприятие мира. И это пока для меня самое сложное: писать новые песни вместе с группой. Песни легко идут, но получаются другими.

 

Есть ли у тебя какой-либо сценический образ? или ты — это только ты?

 

Недавно, в октябре, у меня был дебютный концерт, сегодня второй концерт. И я поняла: выходя на сцену со своими песнями я становлюсь больше собой, чем в обычной жизни. Настолько я отключаюсь от всего, настолько начинает кружиться голова, становится жарко, и в этот момент мне кажется, что — как африканские женщины и мужчины, которые яркими танцами вызывали дождь, —  так и я этими танцами вызываю саму себя.

 

Изменяется ли твой творческий процесс с развитием музыкальных технологий/оборудования?

 

Да, я наблюдаю за современными музыкантами, за тем, как они работают. Это, конечно, очень интересно. Есть современные клевые синтезаторы, и ты можешь синтезировать такой звук, какой никто в природе не слышал, что-то новое! Я демозаписи делаю сама: есть микрофон, компьютер, клавиши, и я могу сделать все дома одна, и это супер! И сейчас есть интернет, который позволяет услышать — и тебя могут услышать — за тысячи километров. Меня недавно звала одна американская группа  в Лос-Анджелес: «О-о-о, ты случайно не из Лос-Анджелеса? приезжай к нам на студию, давай запишем вместе трек!», — а я: «Не-е-ет, я из России».

 

А ты можешь визуализировать эти новые, синтетические звуки? Как ты представляешь/визуализируешь то, что слышишь в жизни? и используешь ли ты эти представления, когда пишешь музыку? или для тебя это вообще два абсолютно разных аспекта?

 

Недавно я была в Греции и услышала, как шумит море ночью, и еще квакали лягушки. Я записала на диктофон и подумала, что в каждой стране, в которой буду, надо записывать море и, может быть, потом что-нибудь с этим придумаю, с разными морями всего мира... Недавно моя собака ночью храпела, я записала это на диктофон и хочу сделать ремикс, как она храпит, потому что получилась мелодия интересная. Я не собираюсь использовать это в своих треках, но как музыкант я могу что-то с этим сделать, это интересно.

 

Бывает, когда мы репетируем какой-нибудь трек, у меня возникает в голове партия, которую я слышу, как будто она вот прямо сейчас, в данный момент, происходит. Например, как скрипки играют пачки, или духовые! Я не вижу, но я слышу это, как будто оно сейчас звучит...

 

Что у тебя в голове возникает, когда ты слышишь  звуки?

 

Ну, это у всех людей по-разному. Есть люди, которые слышат цвета, например: они видят цвет — и слышат определенный звук, связанный с этим цветом. Есть люди-абсолютники (люди с активным абсолютным слухом), которые ассоциируют каждую ноту с чем-то. У меня такого нет; я могу представить какие-то сюжеты, когда слушаю музыку. Как если ты читаешь книгу, ты можешь представить больше, чем там написано, а можешь — меньше. Так же и я, слушая музыку. Могу просто видеть цвета. Могу видеть себя рядом с кем-то, с кем хочу быть. Или могу видеть историю, грустную, про собаку, которая умерла, и вся семья страдает. Каждый раз по-разному. Ну, да, это как книга или фильм...

 

 

При прослушивании различных аудио бывает ли у тебя эффект парадоксальности: музыка вызывает одни чувства, эмоции, а текст песни — другие?

 

Я люблю, когда песня вроде бы веселая мелодически, но на самом деле она очень грустная. Вот это очень круто! То есть... Веселая грусть или грустная веселость — это очень клево! очень интересно, когда у тебя мозг может настолько странно работать, что ты и грустишь, и веселишься одновременно. Да, есть песни, которые вызывают у меня такие чувства.

 

Если бы тебе предложили написать саундтрек для фильма, что бы это был за фильм? О чем?

 

Интересно написать музыку к фильму вроде «Космической одиссеи» Кубрика (меня этот фильм восхищает очень), — что-то странное, такое «пыи-пыи-пыи»… Не люблю все эти мелодрамы с одинаковыми клавишными... Может быть, сказку детскую! — я люблю советские мультики. И музыка советская — это просто «вау!», ничего красивее в мире нет! Да! я написала бы музыку к советскому мультику.

 

А давай представим, что люди научились программировать сны, и нужно такое тонкое индивидуальное, персональное, музыкальное сопровождение. Написала бы?

 

Саундтрек к снам?! Да!.. я думаю, он был бы очень сложный по исполнению.

Если это саундтрек ко сну, значит, я могу создать его в голове, а там ого-го что может получиться!


 

Материал создан совместно с мастерской Wordshop Music Video, кураторы Андрей Мусин и Алёна Кукушкина, участники Екатерина Королева, Анастасия Жаркова, Андрей Сенькин, Денис Бугаев, Марина Толстоброва

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload

Читайте также:

Параллель 3 года

30.10.2019

SKYE x KAROLINA BNV

26.10.2019

1/15
Please reload