CTM: FEAR ANGER LOVE в Берлине часть I

16.02.2017

 

Каждый год в Берлине, наряду со множеством других интересных фестивалей (Transmediale, MusicTech, Berlinale etc.), проходит фестиваль экспериментальной музыки и искусства CTM, отделившийся от фестиваля современного искусства Transmediale еще 18 лет назад (!). У CTM (Club Transmediale) главный фокус на музыку и все, что с ней связано — звуковые инсталляции, концерты, воркшопы, лекции, дискуссии. Много нестандартных площадок, клубов и артистов. Первый раз я съездила на фестиваль еще в прошлом году и мне очень понравилось разнообразие программ — тут и дискуссии на научные темы для гиков, и ночные вечеринки в Бергхайне (главном техно клубе всей планеты) для тусовщиков. Это и отличный повод познакомиться с новыми для себя артистами, как уже известными, так и начинающими. Каждый год CTM задает вектор дискурса и, если в прошлом году речь шла о географии и понятии границ, то в этом году темой стали эмоции. Мне посчастливилось в этот раз поехать на фестиваль в качестве участника Musicmakers hacklab — недельной лаборатории, где собираются люди совершенно разных профессий, чтобы совместно сделать какой-то проект на заданную тему, и главное тут — коллаборации. На хаклаб можно смело подаваться как музыкантам, так и социологам, программистам, в общем-то всем кому интересно получить новые навыки и знания и познакомиться с новыми людьми. Но об этом позже.

 

 

Фестиваль CTM длится целых 10 дней и обычно проходит в конце января-начале февраля. Я приехала к началу фестиваля, чтобы успеть сходить на несколько дискуссий и выставок. Основным местом, где проходят дискуссии и презентации — Kunstquartier Bethanien — представляет собой длинное кирпичное здание с двумя башнями, построенное в середине 19-го века по заказу Фридриха Вильгельма IV и выполнял роль госпиталя вплоть до 1970-го года, после чего здание было передано культурным организациям. С тех пор, это популярное место в районе Кройцберг, где проходят выставки, мастер-классы и концерты для местного населения. CTM каждый год делает еще и фокус на какую-то определенную страну или регион и в этом году они сделали фокус на Мексику, сделав выставку с работами пионеров экспериментальной музыки, включающими аудио и видео материалы, нотные записи. Признаться, выставка показалась мне очень слабой, хотя некоторые отдельные работы были интересными, экспозиция не позволила в полной мере насладиться ими. Зато целый день дискуссий, посвященный связи музыки и эмоций — от психологического уровня до биологического — был страшно интересным.

 

Вся сессия была сделана совместно с кафедрой музыковедения Университета Гумбольдта, что уже мне показалось здорово, что университеты участвуют в таких масштабных фестивалях про экспериментальную музыку. Главным вопросом был — как изучать музыку и эмоции? Различаются ли эмоции, связанные с музыкой, от эмоций, которые мы испытываем в других ситуациях? Как технологии изменяют наше восприятие музыки и, соответственно, наши эмоции?  День был разделен на несколько блоков, первым из которых назывался «Медиа арт/Технологии и эмоции». Здесь например приводился пример про роль объема звука и так называемом пороге величины техно, когда внутреннее ухо начинает реагировать только на громкую басовую музыку и только, если колонки способны передать вибрацию баса и его громкость. Или как технологии заранее программируют то, как мы слушаем музыку — на виниле, диске, кассете или в формате МП3 или WAV.  А ученый Найал Коулан предлагал по-другому посмотреть на взаимодействие артиста-исполнителя-зрителя, фиксируя, например, физиологические данные эмоций человека с помощью датчиков и обратной биологической связи и используя это в качестве отправной точки для создания перформенса или музыкального выступления.

 

 

В блоке «Психология музыки» исследователь Лиила Таруффи рассуждала о том, что эмоции, которые мы испытываем при прослушивании музыки отличаются от так называемых повседневных эмоций. По ее мнению, повседневные эмоции связаны больше с функциями выживания, в то время как эмоции, вызываемые музыкой отвечают за более позитивные процессы, даже если музыка грустная, тем не менее они связаны с чувством счастья, ностальгии. Таруффи также отметила, что по данным последних исследований, развитость эмпатии у человека связана с тем, как часто он слушает грустную музыку

 

Вообще тема психологии музыки для меня новая и я не знала, что такая область как эмоции и музыка вообще изучаются и достаточно активно. И это очень интересно.  Ученый Мац Кюсснер утверждает, что эмоции, вызванные музыкой, гораздо более сложные и нюансные, их влияние можно проследить и в мозговой деятельности и в биологических реакциях человека и они мультимодальные. Но есть и люди, которые не могут испытывать эмоции от музыки — совсем недавно, например, и случайно в ходе исследования музыки и эмоций, ученые открыли такое расстройство как «музыкальная ангедония» или неспособность людей получать наслаждение от музыки. Так что среди ваших друзей вполне могут быть люди с этим расстройством, они могут также ходить на концерты и им нравится общение и компания, но вот получить удовольствие от музыки они не могут. Музыкальные эмоции очень важны в жизни, ни что другое не стимулирует нас подобным образом как музыка или звук, заставляя работать наш мозг и наше тело. Интенсивность реакции на музыку — это целый широкий спектр данных. С одной стороны есть понятие музыкального вкуса, когда вам просто нравится или не нравится какая-то музыка, и обычно эта реакция стабильна и с низкой степенью реакции. С другой стороны, существует так называемое сильное музыкальное переживание — это чаще всего редкие но очень сильные эмоциональные переживания, позитивные или негативные, которые могут или не могут ассоциироваться с какими-то переломными моментами в жизни и которые остаются надолго у вас в памяти. Музыкальная эмоция возникает, когда вы испытываете страх, ненависть или счастье или любую другую эмоцию при прослушивании песни; когда у вас мурашки по коже во время прослушивания концерта; если вы вдруг меняете положение своего тела или выражение лица от прослушивания музыки в наушниках; если вы решили уйти с концерта или остановить песню в плеере от того, что она вызвала у вас дискомфорт. С точки зрения нейробиологии — прослушивание музыки это как есть шоколад, заниматься сексом или быть под наркотиками.  Я и сама часто замечаю, как какая-нибудь песня может заставить меня двигаться совершенно по другому, где в ход идут жесты, мимика. Музыка способна совершенно изменить наше поведение. Исследования показали, что  музыка способна стимулировать функции мозга, отвечающие за эмоции, которые стимулируют простые функции как например систему внутреннего подкрепления организма, которые в свою очередь отвечают за регулирование поведения при помощи положительных реакций. Звуки воспринимаются мозгом как очень активный раздражитель, и поскольку организмы стараются заново получить это поощрение, мы никогда не устаем от прослушивания музыки и можем даже впасть в зависимость от нее. Но музыка способна также вызывать и чувство страха, или помогать мозгу распознавать угрозу. Даже небольшое отклонение от знакомого ритмического рисунка или аккордов в системе западных структур гармоний могут  сигнализировать организму, что присутствует эмоциональный раздражитель. Интересна и мысль Кюсснера про то, что в музыкальных эмоциях нет соотношения одного к одному между музыкой и определенным эмоциональным состоянием, даже для отдельно взятого человека в одном контексте. «Во время прослушивания музыки мы можем ощутить целый спектр эмоций, или множество вариаций одной эмоции, а может и вовсе почувствовать две или несколько эмоций одновременно.»

 

 

В заключительной секции «Власть, злость и потеря», исследователь Флорина Спет рассуждала о том, что музыка способна заставить нас двигаться, может изменять наше настроение и степень нашего возбуждения, спокойствия и внимания, и что когда социальные группы подвергаются воздействию музыки вместе, эти аспекты могут быть использованы для состояния общности и взаимопонимания. В этом плане музыка может быть использована как социальное обезболивающее против общественных разногласий. Может ли музыка, например, побудить к протестам? Избавить от страха и заставить всех объединиться? Но с другой стороны, музыка может быть использована и для манипуляций, ведь уже разные алгоритмы собирающие наш цифровой след со всех сайтов, приложений и сервисов, которыми мы пользуемся, формируют для нас рекомендации и плейлисты, заводя нас в некоторые рамки, и  тут же в будущем может собираться и информация по нашему эмоциональному следу в сети и более личные данные. Возможно в этот момент появятся сервисы, которые смогут по словам Флорины «размыть наш цифровой след».

Фото Udo Siegfriedt, CTM

 

NON WORLDWIDE “THE GREAT DISAPPOINTMENT”

 

NON — это коллектив африканских музыкантов, художников, танцоров, хореографов и диаспоры, который использует звук в качестве основного элемента выражения видимых и невидимых структур, создающих двоичность общества и, в свою очередь,  распределяющие власть. «В идеологии NON звук может стать оружием, его можно вернуть и перенаправить в инструмент, способный дестабилизировать общество. Основатели этого сообщества, будучи в Америке, Великобритании и Южной Африке, познакомились через фейсбук и саундклауд и поняли, что они пережили похожие чувства колониального и личного эмоционального потрясения. Их дом несет тяжелое бремя истории, которая систематически выявляла и угнетала меньшинство. И хотя их музыка может показаться агрессивной и жестокой, на самом деле она направлена на заживление телесных травм, которые являются частью маргинальных людей, а также и самих художников.»

Поначалу интересное, потом непонятное, затем агрессивное, но с цепляющей музыкой; две диджейские стойки стоят зеркально по диагонали друг от друга; хореография; много дыма; девушка с ангельским голосом в красном платье; капающая сверху на танцора темно-красная жидкость, напоминающая кровь, в то время как остальные танцоры показывают завершающие связки.  Примерно так выглядел перформенс, который коллектив NON подготовил для CTM. Очень политизированно, очень сюрреалистично, до такой степени, что когда заиграл кавер на песню Prince Purple Rain и актеры вышли с неоновыми лампами фиолетового цвета, девушка рядом со мной встала и ушла. И так сделали несколько человек на протяжении перформенса. И дело не только в достаточно жестком звуковом фоне в некоторых частях, но и в нарративе. Нарратив же рассказывает и показывает некую абстрактную утопию, ссылаясь и на нынешние зависимости в обществе, тренды, и политику. Зрелище было не для слабонервных и лично я не поняла должно это мне нравится или я должна это ненавидеть. Знаю лишь те ощущения недоумения, понимания, дискомфорта, умиротворения, которые я испытывала во время просмотра. Но так наверное и должно быть, когда весь фестиваль про эмоции. Ты не обязан любить каждый перформенс или концерт, скорее тут про ощущения, испытываемые в моменте, здесь и сейчас? и если что-то оставляет в тебе нечто большее, чем ощущение скуки, то это уже интересно. Продолжение в следующей части. А пока послушайте сборник треков некоторых участников сообщества NON.

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload

Читайте также:

Параллель 3 года

30.10.2019

SKYE x KAROLINA BNV

26.10.2019

1/15
Please reload