Катя Йондер о музыке для себя, кино и эмбиенте

23.10.2016

 Катя Йондер, о которой я узнала благодаря промо-группе Теснота, -  талантливый музыкант из Екатеринбурга, пишущая в основном в жанре эмбиент. Я решила пообщаться с Катей по скайпу и узнать побольше про ее музыку, творческий процесс и чем она вдохновляется.

Послушать музыку Кати можно здесь https://soundcloud.com/katyayonder

Также я попросила ее сделать микс из любимых саундтреков, который можно послушать здесь.

Я: С чего началось твоё увлечение музыкой?

 

К: Я думаю, это началось еще в раннем  детстве, из-за моей семьи: папа играл еще в юношестве на самодельной гитаре, мама — на пианино и на гитаре — так что музыка меня окружала с рождения. Помню, я была совсем мелкая, года два, наверное, и тыкала по чёрным клавишам стоявшего у меня дома маминого пианино. Еще я помню, как в раннем детстве прыгала с цветными ленточками под пластинку  «Щелкунчик» Чайковского, отплясывала под Зодиак и Аббу... Когда мне было года четыре, моя сестра пошла учиться играть на скрипке. Я вся обзавидовалась и в итоге в пять лет заявила, что тоже хочу. Отучилась восемь лет в музыкальной школе, где от хора я намеренно отказалась, а в 14 случайно начала петь на каком-то мероприятии в лагере. В 17-18 лет я тоже довольно случайно попала в группу, где потом пела несколько лет, попутно записывая какие-то свои первые эксперименты на фотоаппарат, обрабатывая все это на стандартных фильтрах аудиокарты, но в 2013 году поняла, что всё это не совсем моё. Тогда уже решила, что пора осваивать какой-то софт, и выбрала Ableton Live.

 

 

Я: Тебе нравилось учиться в музыкальной школе?

 

К: Сначала было интересно, потом начался подростковый период, и стало не так увлекательно. Но всё равно это было полезно: сольфеджио, музыкальная литература, скрипка, общее фортепиано...

 

Я: А как ты открыла для себя Ableton Live?

 

К: В какой-то момент мы с группой начали использовать подложки, сделанные в аблетоне, да и у знакомых диджеев и музыкантов я видела их работу именно там. Про разные редакторы типа Fruity Loops, Cubase и прочие я, конечно, знала давно, но серьёзно их никогда не изучала. В итоге я поняла, что именно Ableton это удобный софт для того, чтобы что-то делать самой, и решила освоить.

 

Я: Как это происходило? Ты смотрела уроки?

 

К: Многие обращаются к урокам, да, но меня немного раздражает их формат, поэтому я просто без особых расспросов смотрела, что и как делают другие, читала инструкцию, и по большей части училась по наитию.

 

Я: Был ли какой-то артист или композиция, которая поменяла твоё отношение к музыке?

 

К: Ещё в детстве у меня дома была большая коллекция виниловых пластинок с классической оркестровой, в том числе органной, музыкой. В то же время я очень полюбила электронику 1980-х вроде Zodiak, Magic fly, «Ритмическая гимнастика», сборники «Пульс» и т.д., поп-музыку из 1970-х вроде ABBA и Boney M, французский шансон на сборниках «Радуга» и т.д. Одной из любимых пластинок в детстве была «Картины-Настроения» Эдуарда Артемьева 1984 года – на ней были изумительные вещи: «Родные берега», «Колыбельная» и др. Помимо пластинок, я думаю, повлияло еще довольно известное советское и зарубежное кино 60-70-80-х: Тарковский, Захаров, Рязанов, Робер, Зиди, всех даже не вспомню, частично было и аниме вроде Сейлор мун… В общем-то, то, что я слушала и смотрела в детстве, определило в дальнейшем мои музыкальные предпочтения.

 

Со мной не часто бывает так, что я слушаю что-то и думаю «Вау!». Лет в 13 у меня появились два альбома Sneaker Pimps — Splinter и Bloodsport. И хотя я не люблю трип-хоп, эти два альбома произвели на меня большое впечатление: там был красивый вокал и атмосферная музыка. Потом было еще много всего, и в какой-то момент я открыла для себя Брайана Ино и Гарольда Бада. Их совместный альбом The Pearl я переслушивала раз пять — для меня это очень много! Мне редко нравится альбом целиком, в основном как-то предпочитаю слушать наиболее понравившиеся треки отдельно.

 

Я: Я так понимаю, что OST Conditions — это первая попытка записать полноценный альбом? До этого были отдельные треки, коллаборации с кем-то…

 

К: Альбом первый, да. До этого я выложила сборник Motherland Landscapes — за три года скопилось всякой чепухи. Я сидела грустная на своей ужасной работе, вокруг старики обедают и пьют в честь какого-то праздника, чувствовала себя совсем бесполезной. Собрала 8 треков и, недолго думая, выложила с обложкой – фотографией из одной преддипломной поездки за город. Примерно через месяц мне предложили издать сборник на кассетном лейбле Floe, и я, конечно же, согласилась. Но если Motherland Landscapes это просто сборник из треков без единого концепта, то OST Conditions — это уже что-то цельное, здесь я отбирала треки, выстраивала из них историю.

 

 

Я: Вообще, тебе ближе формат синглов или альбомов?

 

К: Мне кажется, всё зависит от того, что ты хочешь выпустить, то есть если трек цельный, то он может быть один. А если хочешь какую-то историю рассказать, то можешь выбрать альбомный формат. У меня тут нет предпочтений. Можно бесконечно выкладывать по одному треку и пристраивать их на лейблы или выпустить альбом.

С коммерческой точки зрения, теоретически, удобнее делать EP, в котором каждый трек является законченной самостоятельной композицией, как в контексте релиза, так и отдельно от него. То есть неважно, захотел человек купить EP или отдельный трек — он всё равно получил более или менее цельную историю.

Но, если честно, я не думаю, это про меня и что музыка вроде той, что в моем сборнике или в альбоме будет когда-нибудь приносить мне реальный доход.

 

Я: Расскажи, почему именно эмбиент вылился у тебя в альбом, и какой подход ты использовала при его создании в плане звука, продюсирования?

 

К: Я никогда не ставлю себе цель: надо написать эмбиент-трек. Скорее, всё происходит на какой-то волне рефлексии. Это как язык выражения каких-то личных переживаний, довольно естественная и личная для меня вещь. Чтобы не сидеть и не грызть себя, не заниматься ерундой и не терять время даром, ты как бы вытаскиваешь всё это из себя, и становится как-то легче.

 

В плане инструментов использую в принципе, что под рукой: VST-плагины, обработанные сэмплы, голос (из него можно сделать lead, pad, разные эффекты). Из любого звука можно сделать что угодно, любую необходимую фактуру.

 

 

Я: Какие приёмы ты используешь чаще всего?

 

К: У меня есть любимые ревер и дилэй, встроенные эффекты Ableton, есть хорус от Avox, который я использую не только для вокала, но и для различных инструментов, потому что он меняет фактуру звука, делает его более плоским и колючим — местами это очень уместно. Конечно, использую гармонии всех мастей и сочетаний, потому что фактура, атмосфера, настроение важны для меня в первую очередь. Семплы беру из разных семпл-паков, очень люблю резать и обрабатывать духовые, а могу просто ковыряться в какой-то библиотеке и сделать целый трек на основе одного звука. Например, для третьего трека на альбоме у меня был длинный семпл, из которого я вырезала начало, и он стал фактурной и ритмической основой, вокруг которой выстраивалось всё остальное.

 

Я: Получается, у тебя всё больше построено на цифровой обработке. А ты записываешь инструменты или фоли?

 

К: В основном я записываю голос, правда, бывает, что записываю и какие-то шорохи, хлопки, пианино или его струны, с улицы звуки бывают интересные тоже.

 

Я: С какими трудностями ты чаще всего сталкиваешься, когда занята творческим процессом?

 

К: Моё слабое место — это биты. Не то чтобы совсем не могу их делать, просто нужно предпринять для этого некое усилие, не очень это для меня естественная структура. Ну, и есть всякие технические трудности: компьютер не всегда справляется, получаются задержки при записи голоса. А так можно сделать что угодно из чего угодно. Если хорошо вслушаться в структуру, то любое музыкальное направление при желании можно скопировать в своем стиле – это больше касается рабочих вещей.

Сложности при создании композиции у меня чаще возникают в концептуальном плане, когда не знаю, что хочу делать дальше, например какой текст написать. Трек может долго лежать нетронутый, и вдруг лишь спустя целый год, а то и больше, наконец-то становится понятно, что именно хочешь сделать и что сказать.

 

Я: Сейчас для тебя музыка — это хобби или всё-таки уже что-то, что может приносить доход?

 

К: Наверное, 50/50. Когда я отдыхаю или у меня с собой какие-то проблемы, могу спокойно пописать эмбиент, просто для себя, никуда даже его потом не выкладывать.

Иногда случается делать звук или музыку для рекламы и т.д. Началось это почти год назад, когда один человек услышал одну мою демку в гостях у общего друга и предложил вместе подработать. Он сам режиссер и оператор успешного документального фильма “Dancehall is us”, снятого на Ямайке, занимается разными съемками, в том числе и рекламными. Я тогда работала в союзе кинематографистов и в какой-то момент поняла, что со своего «хобби» можно получать в полтора-два раза больше, чем на основной работе. Тогда решила, что надо или увольняться и искать другую работу, или увольняться и активизироваться в плане музыки. На самом деле, для меня это гораздо проще, чем сидеть в офисе и перебирать бумажки.

Единственная сложность поначалу — отбросить личностные вещи и работать с референсом, вносить исправления, делать то, что от тебя хотят – внутренне разделить работу и личное творчество.  Еще очень важно иметь определённый бэкграунд, более-менее сформированный и довольно гибкий вкус, чтобы партнеры могли тебе «доверять». (Например, я никогда не пишу трэп для себя, но могу сделать это для видео)

 

 

 

Я: А ещё ты делала музыку для видеомэппинга. Расскажи, пожалуйста, об этом опыте.

 

К: Да, это была своего рода коллаборация с музыкантом из Баку Фархадом Фарзалиевым (Azeriff) и командой Hypnotica (тоже из Баку). Это замечательные ребята, которые делают очень масштабные проекты, в том числе, для представления своей страны, участвуют в международных фестивалях.

Как-то так вышло, что мы подружились с Фархадом как раз на почве музыки. Однажды он внезапно написал: «Катя, мне срочно нужна грустная мелодия». Через полчаса я скинула ему архив с проектом. «Мелодию» взяли для одной из частей меппинга, представленного в Праге практически в чистом виде, немного дополнив.

Потом, когда я впервые встретилась с ребятами лично, уже в Баку, они готовили проект для фестиваля в Жироне. Музыкальная часть создавалась  прямо при мне, и Фархад посоветовался со мной по некоторым вопросам, так что получилось, я выступила в роли такого «дополняющего» продюсера. Когда проект был полностью готов, ребята представили в Испании нашу уже совместную работу.

Следующий проект был на ВДНХ, на фестивале «Круг света», и это уже была полноценная коллаборация, потому что мы делали всё вместе от начала и до конца. Даже хор, который звучит в проекте, это, по сути, два голоса — мой и Фархада.

 

 

 

Я: Ты долгое время играла в группе, сейчас больше работаешь самостоятельно, как тебе больше нравиться работать?

 

К: На самом деле мне больше нравится работать одной, потому что редко бывает легко и приятно работать с кем-то из-за отсутствия даже каких-то базовых знаний теории музыки. Ты начинаешь работать, предлагаешь сделать где-то, к примеру, не трезвучие, а квинту, чтобы звучало более нейтрально, а человек попросту не понимает, что это за слова, о чём ты говоришь, и думает, что ты выпендриваешься. Начинается какая-то ерунда.

Плюс я стараюсь не работать с людьми, которые не близки мне по вкусам и взглядам на творчество. Пару раз пробовала работать с разными электронщиками, но мне не нравится, когда мне пытаются что-то навязывать. Ну и иногда присутствует и откровенный сексизм и неуважение.

 

Я: А часто возникают такие ситуации?

 

К: К сожалению, случаются, и это неприятно. Я теперь стараюсь на это спокойнее реагировать: не надо — до свидания. То есть стараюсь не спорить, не ругаться - не нужна эта нервотрёпка, кому-то там что-то доказывать. Ведь часто  музыканты — это люди, которые сосредоточены на себе, не у всех хватает сил принять чужое мнение и вкусы, некоторые люди еще и несколько закомплексованы или глубоко внутри обижены. В определенной степени меня это, безусловно, касается тоже. Возможно, в будущем что-то изменится.

 

Я: Ты сама много знаешь девушек в Екатеринбурге, которые сами продюсируют что-то, пишут?

 

К: Не очень много, на самом деле, в основном девушки тут если и участвуют в проектах, то чаще всего на вокале или клавишных. Так что я понимаю, почему порой сталкиваюсь со стереотипами, что девушки могут только это.

Вообще, наверно, вся эта довольно агрессивная среда определяет и то, что девушкам труднее смотивировать себя на продюсирование, чем парням. Многие вообще не догадываются о своих способностях, к сожалению.  

Хотя, если честно, девушка ты или парень – здесь по некоторым причинам вообще психологически непросто свободно творить.

 

Я: Ты ещё писала, что готовишь песенный альбом…

 

К: Это, скорее, будет сборник, пока не уверена. Всё готово только процентов на тридцать, есть проблемы с текстами: пытаюсь подобрать слова, чтобы всё было не сопливо как-то, понятно. И чтобы меня устраивала фонетика и ритмика, ведь текст должен хорошо ложиться на музыку.

 

Я: Ты собираешься выступать с этими песнями вживую? Ты вообще выступаешь сольно?

 

К: В основном я только пишу и нигде не выступаю, максимум диджей-сет могу сыграть. Мне предлагали несколько раз выступить, спрашивают, почему я не играю живьём. Но пока я морально не готова к лайвам, мне больше нравится делать что-то в одиночестве наедине с собой.

 

Я: Хорошо. Тогда расскажи про свои дальнейшие планы, есть ли у тебя какие-то мечты?

 

К: Я стараюсь об этом много не думать и ничего конкретного не планирую. Просто на своей волне делаю то, что сама хочу, а там будь что будет. Но, если честно, мне бы хотелось поработать с каким-то классным режиссёром в кино. Это действительно то направление, которым я хотела бы заниматься. То есть стадионы я собирать не хочу, мне хочется делать более атмосферные вещи, чтобы они сопровождали какой-нибудь интересный визуальный ряд, рассказывали истории. В этом плане мне моими ориентирами являются уже вышеупомянутый Брайан Ино, Эдуард Артемьев, Владимир Мартынов, Вангелис, Томас Ньюман, Алексей Рыбников, Владимир Косма, Альфред Шнитке, Клифф Мартинес, Ханс Зиммер, Таканори Арисава… Ну и многие другие, разумеется. Нравится, что делает в плане саунд-дизайна тот же Ричард Вриленд или Disasterpiece.

Один из моих фаворитов саундтреков к играм — это FEZ…

 

Я: Что бы ты хотела сказать девушкам, которые хотят заниматься музыкой?

 

К: Чтобы что-то создавать, мне кажется, нужна база, нужно уметь воспринимать и понимать, учиться слушать и чувствовать музыку. В зависимости от целей, желательно изучить хотя бы минимум музыкальной теории. На мой взгляд, она очень важна для понимания музыкальной структуры, потому что ты можешь бесконечно тыкать по клавиатуре, но понимания не будет. А так стоит просто не бояться делать и быть готовой к тому, что придётся много работать.

 

 

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload

Читайте также:

Параллель 3 года

30.10.2019

SKYE x KAROLINA BNV

26.10.2019

1/15
Please reload